Москва
Ваш город:
Москва
Нет
Да
Для участников проекта Для СМИ

Анна Чурина: «Деньги — существенная часть жизни»

Анна Чурина: «Деньги — существенная часть жизни»

Актриса Анна Чурина, обладатель почти двухмиллионного аккаунта в инстаграме, родилась в небольшом уральском городке, но с детства считала себя человеком мира. В год окончания ВГИКа побывала на обложке российского Playboy, а совсем недавно снялась вместе с Джеки Чаном и Арнольдом Шварценеггером в нашумевшей картине «Тайна печати дракона». Как зарабатывать и вести семейный бюджет, хорошо выглядеть и вдохновлять людей, стоит ли брать ипотеку и автокредиты, ради какого фильма Анне с супругом пришлось заложить дом и удалось ли его сохранить — в эксклюзивном интервью.


ЧУРИНА_001.jpg


— Вы написали в инстаграме, что нужно каждое утро подсоединяться к пространству и представлять себе то, чего вы хотите от этого дня. Вы правда так делаете?

— Да, это моя ежедневная практика. Конечно, бывают и такие дни, когда надо вскочить и побежать по делам, но я все-таки стараюсь заложить в каждое утро пять или десять минут на то, чтобы настроиться на день. У кого-то это называется молитвой, у кого-то медитацией. Как угодно назовите, но настрой важен. Я очень люблю утро, это такое прекрасное время, когда весь день впереди и все возможности впереди.


— И это помогает? Запланированное получается?

— Иногда на все сто, иногда — на пятьдесят. В зависимости от того, как обстоятельства складываются. Но есть вещи, которые зависят только от нас, и надо идти и последовательно делать то, что надо делать. Конечно, я эмоциональная и увлекающаяся, иногда меня заносит, и я сразу берусь за пять дел одновременно. Но когда правильно распределяешься, тогда все и получается.


— Давно вы научились правильно распределяться?

— Давно. Но бывают разные периоды. Бывают очень нервные периоды. Или периоды, когда ты перемещаешься в пространстве и у тебя сбивается режим. Но если я в Москве, то в моем графике все более или менее получается.


— А чего бы вы никогда не стали отменять?

— Я жадная до работы. Стараюсь брать все, и деньги не всегда решающий фактор.


— А какой фактор решающий?

— Бывают проекты, которые я беру просто ради творчества, ради дальнейшего профессионального роста. Я сейчас сотрудничаю с ребятами из Mishinlab (Театральная лаборатория Константина Мишина. — Прим. ред.) и делаю это за радость творчества, потому что гонорары у них смешные. Но для меня это важно как для актрисы. Театр — это тренинг. Люди платят деньги за то, чтобы ходить в спортзал потренировать мышцы, а для меня театр — то же самое. Это тренировка моего актерского инструмента. Я приглашаю людей на спектакль, в котором играю, и они, увидев меня на сцене в каком-то образе, могут подумать, что я бы подошла для какого-то их проекта в кино. Поэтому нельзя ставить себе блоки. Но есть проекты, от которых я отказываюсь, понимая, что у них не будет жизни.


— Как вы это понимаете?

— Оцениваю, какие люди проект делают, на каком театральном пространстве он появится. Бывает, что это просто самодеятельность, и я не буду тратить на это свое время.


— По стилю вы не очень-то похожи на русского человека...

— Та-а-к...



Я очень даже русская,
я родилась в глубинке.


— Но выглядите вы как рафинированная европейская женщина. Жизнь в какой стране больше всего повлияла на ваше формирование?

— Жизнь меня еще формирует. Несмотря на то что я родилась в маленьком городке Лесной (Свердловской области. — Прим. ред.), я с детства чувствовала связь с большим миром. Чувствовала себя человеком мира. Наверное, мне в этом помогали иностранные языки, у меня всегда к ним была склонность, и я окончила факультет иностранных языков. Для меня нормально работать в России, во Франции, в Америке, в Китае. Творческие люди — люди мира. Они для себя не разделяют — вот я в китайской системе живу и творю или во французской. Для творческих людей существует только один критерий: либо ты талантливый, либо нет, либо тебе интересно делать то, что ты делаешь, либо нет.


— А отношение к земле, природе, экологии вы сюда закладываете?

— Я выросла в городке, вокруг которого тайга, лес, озеро. У меня в детстве не было возможности ходить по картинным галереям и в театры, мы познавали мир через природу, через книги, через телевидение. Когда выросла и поступила в иняз в Нижнем Новгороде, всю классику мирового кинематографа пересмотрела, начала ходить в театр. Продолжила в Москве и за границей. У меня был этот голод, и я его утоляла.


— Часто бываете в том городке, где родились?

— У меня там родители живут, и я приезжаю к ним пару раз в год.


— Вы вегетарианка?

— Ну нет. Я ем все. Но мясо я все-таки стараюсь есть очень редко. В основном ем рыбу и овощи. А мясо просто не хочется — не по каким-то этическим принципам.


— Вы любите Урал?

— Да, очень.


— За что?

— На Урале люди конкретные, приземленные, не склонные боготворить кого-то и возводить в ранг звезды. Еще с детства я привыкла разделять, что люди говорят и что они делают; что люди обещают и делают ли они потом это.


— «Пацан сказал, пацан сделал»?

— Да. И долгое время меня сводило с ума в Москве то, что



люди говорят: «да-да-да»,
а потом исчезают и не делают.


Но потом я поняла, что это просто такой принцип большого города, когда у тебя постоянно не хватает времени.


— «Нет» — тоже очень короткое слово, можно было время друг другу сэкономить...

— Это меня всегда и удивляло, что люди не говорят «нет», говорят «да» и не отвечают за свои слова. Я понимаю, что могут быть разные обстоятельства. Я тоже могу пообещать и не прийти на мероприятие, например, потому что у меня ребенок заболел. Но я стараюсь всегда написать и извиниться. А люди обещают и просто не выходят на связь.


— Люди не любят говорить «нет», и они отказывают самим поступком... Вы делаете в таких случаях вывод о человеке — все, больше не буду с ним связываться?

— Таких выводов не делаю, но я это запоминаю. Это не значит, что я больше не буду общаться с тем человеком, но буду учитывать, что он может подвести.


— Вы сказали, что люди на Урале не любят сотворять себе звезд. И это прозвучало так, как будто вы это приветствуете. Но ведь вы знаменитость!..

— Я очень ценю, что у нас, у уральцев, нет вот этого: «Ой, а давайте сфотографируемся!», «Ой, а дайте мне автограф!» Моя мама всегда говорит: «У нас — уральцев — характер суровый, кержацкий». Мы не высказываем сверхвосхищения, мы более сдержанные. И не скажу, что когда я росла, родители меня часто хвалили. Но когда хвалили, каждый раз был очень ценен для меня: хвалили действительно за дело. Мы, наверное, менее эмоциональные по внешнему выражению. Внутри, конечно, все переживаем. А в Москве очень принято среди девушек: «Ой, дорогая, моя любимая, чмок-чмок-чмок». На Урале так не принято. Но Москва — более южный город, более открытый: чем южнее, тем больше эмоций.


— У вас миллион семьсот подписчиков в инстаграме. Они вас узнают?

— Узнают. Самое забавное бывало в Китае, где я снималась. У китайцев особый подход к актерам — они им поклоняются, и это меня немного пугало. Все подходят, фотографируются, а ты чувствуешь, что у тебя уже не улыбка, а какая-то маска на лице.


— А вы не отказываете в совместной фотографии?

— Нет. Я считаю, что надо быть благодарным людям за то, что они к тебе расположены, за то, что ты им нравишься. Хотя я, например, наблюдала, как



Джеки Чан абсолютно спокойно
отворачивается и уходит,


а за ним бегут люди. Но он в другом статусе — за ним половина Китая бегает, и со всеми не сфотографируешься.


ЧУРИНА_002.jpg


— Когда вы выходите из дома, держите в голове, что надо хорошо выглядеть, потому что узнают и попросят совместное фото?

— Да. Особенно в этом году, когда вышли разные проекты: и сериалы, и кино, и такая серьезная картина, как «Последнее испытание» (в основе сюжета — события, напоминающие случившееся с актерами и зрителями мюзикла «Норд-Ост», среди участников съемок были реальные участники трагедии. — Прим. ред.). И я почувствовала, что меня стали больше узнавать, и я не могу позволить себе выходить из дома не накрашенной и «в трениках с вытянутыми коленками».


— На красоту уходит существенная часть вашего дохода?

— Ну, конечно. Это та часть, которую не только из бюджета не вычеркнуть, но и из своего графика. Мы не молодеем, и нужно себя подбадривать. Я думаю, что любой женщине приятно хорошо выглядеть, кем бы она ни работала. Хороший внешний вид — это одна из основ хорошего настроения, ощущения жизни. Если, к примеру, поставить женщину перед зеркалом — вот она стоит растрепанная, с мешками под глазами, с оплывшими боками, а вот она подтянутая, красивая, сияющая, — естественно, она предпочтет быть подтянутой и сияющей. Сейчас есть столько разных способов хорошо выглядеть. Я говорю не только о косметологии, но и о здоровом образе жизни. Очень многое зависит от питания. Я, например, кроме косметологов и спортзалов, увлекаюсь биодобавками. Но это не значит, что я хожу и покупаю все подряд. Это значит, что я иду к врачу, сдаю анализы, и он мне рекомендует, что надо попить. Особенно когда по полгода живешь в каком-то невероятном стрессе.


— В стрессе из-за работы?

— Да. Очень много съемок, перелетов, постоянно на людях, без выходных. И как себя поддержать? Я прихожу к врачу и советуюсь. Мне говорят: тебе обязательно надо пить это и это. Я уже знаю особенности своего организма и нервной системы, психики. Я очень эмоциональная, реагирую на все, и у меня нарушается сон. А если сон нарушается, то ты плохо выглядишь, и плохо соображает голова. Врач мне сказал: «Не надо снотворное пить. Просто пей на ночь цитрат магния и обязательно гуляй перед сном. В любом состоянии, даже если только приехала домой, просто выходи и гуляй хотя бы полчаса. Потом приходишь домой, выпиваешь цитрат магния и спишь. Можно принять ванну с солью». Такие простые вещи работают, если выполнять их регулярно.


— А что вы еще из добавок принимаете?

— Я много чего принимаю: спирулину, куркумин, ашваганду... Но не знаю, стоит ли об этом говорить. Люди почитают и скажут: «Я тоже хочу!» — а перед приемом нужно обязательно проконсультироваться с врачом. Сейчас вообще сильно меняется подход к информации, к профессионализму, и это меня очень расстраивает. Я пытаюсь научить своего ребенка критическому мышлению. И если честно, я стараюсь меньше времени проводить в соцсетях. Было время, когда я там часто бывала. Но сейчас я не делаю посты часто, но регулярно выкладываю сториз — то, что актуально здесь и сейчас. А посты стали скорее такой книгой памяти — есть события, которые хочется зафиксировать. То есть лента инстаграма для меня — дайджест жизни. Я не выкладываю в ленту, что поела и какую маску нанесла, чтобы не засорять пространство. Вся эта информация остается в сториз.


— Есть у вас еще какие-то ограничители в общении с аудиторией?

— Если у меня появляются хейтеры, то я их просто блокирую: если люди ведут себя неадекватно, я не вступаю в диалоги, а блокирую сразу. Критика — это нормально, ты не можешь всем нравиться. Я не против, чтобы на моей странице возникали жаркие споры, но не хочу, чтобы на моей странице появлялись оскорбительные надписи, велись некорректные диалоги и тем более мат. И я всегда отвечаю.


— Многие актрисы, как и вы, завели себе инстаграм. Но у них нет такого количества подписчиков. Как вы думаете, что именно вы такого даете своей аудитории?

— А у меня много иностранцев в подписчиках, периодически я пишу для них на английском. Кроме того, я вывела такой принцип для инстаграма... да и вообще для жизни — если ты публично выступаешь, проводишь какой-то мастер-класс, то должна что-то давать людям, вдохновлять на что-то, а иначе это превращается просто в страницу самолюбования: «Вот посмотрите, я такая, такая и такая».


— А что конкретно вы им даете?

— Я часто выкладываю фото в каких-то образах, мне хочется вдохновлять женщин на то, чтобы быть красивыми и следить за своим стилем. Выкладываю посты, в которых рассказываю про фильмы, про спектакли и выставки, мотивирую читателей развиваться в культурном смысле. Пишу о здоровом образе жизни.


— Но на все это нужны немалые деньги. О деньгах вы можете со мной поговорить?

— Да, потому что деньги — это существенная часть нашей жизни. Деньги — это эквивалент возможностей и свободы. Я люблю зарабатывать деньги и радуюсь, когда приходит работа, несущая гонорар. Но, как я уже говорила, деньги не всегда решающий момент. Тем не менее



желание зарабатывать
у меня было всегда, с детства.


Я помню, в детстве я сказала родителям: «Вы знаете, я буду для вас золотой рыбкой. Буду исполнять ваши желания».

— Почему вы так сказали?

— У меня хоть и было советское детство, но я всегда чувствовала, что финансовая независимость — это свобода. Я начала зарабатывать в девятнадцать лет, а независимой финансово стала в двадцать.


— И потом вообще никогда ни от кого финансово не зависели?

— Потом я никогда не брала денег у родителей, помогала сестрам. Я работала и считала, что это круто. У меня не было ощущения, что мне кто-то должен — папа, мама, друг, муж. Потом я вышла замуж. Был период, когда я была беременна и рожала, тогда я не работала и зависела от супруга. Но я никогда не расслаблялась. В том смысле, что я никогда не говорила себе: вот все, села ему на шею и поехала. Я люблю работать. Я считаю, что это — тот момент, в котором ты испытываешь самоуважение, твоя самооценка поднимается, у тебя появляются какие-то возможности. У меня бывали периоды в жизни, когда я даже своему мужчине помогала финансово.


— И вы не начинаете видеть слабости в мужчине, которому помогаете финансово?

— Нет, я же помогаю периодами. При этом я стараюсь его вдохновлять, мотивировать и «тыкать шилом в бок», говорить: «Давай-давай. Я тебе сейчас помогла — просто подставила плечо. Но дальше ты сам».


— У вас были тяжелые финансовые периоды?

— Да, конечно. Это ведь жизнь, она как кардиограмма — то вверх, то вниз. Но если я проваливаюсь вниз, то у меня всегда реакция не ступора, а наоборот.



Я включаю пятую скорость,
начинаю думать, как заработать.


И я даже благодарна этим периодам провала — они меня двигают вперед. А сесть и распустить нюни всегда можно, но проблемы от этого не решатся.

— Вы много работаете, у вас плотный график, и он становится стрессом для организма. Это все из-за денег?

— Иногда из-за денег. Иногда из-за творчества. Отдыхать я тоже люблю и отдыхаю пару раз в год по неделе. Все остальное время — рабочий график. Конечно, когда дочка была маленькой, мы выезжали летом на две-три недели отдыхать в какую-нибудь прекрасную страну к морю. Но в последние три года не удается этого делать, работы много. И я смотрю по ситуации — всегда чувствую, если мой организм просит отдыха. Я беру паузу, понимая: да, неделю я упущу, но я упущу гораздо больше, если заболею. Конечно, тем, кто работает по найму, сложно так регулировать работу и отдых...


ЧУРИНА_003.jpg


— Вот и интересно, почему в мире происходит такое разделение: одни люди выбирают профессию, которая позволяет самим регулировать свой график, другие готовы за небольшую зарплату проводить пять дней в неделю на работе. Чем вы, например, отличаетесь от тех людей, кто работает в режиме «пять на два»?

— Да ничем. Все мы люди. Но дальше уже встают вопросы образования, мотивации, приоритетов, финансовой грамотности и наличия какой-то предпринимательской жилки. Просто желания жить лучше. Мне все равно кажется, что многое в наших руках. Если ты постоянно еле сводишь концы с концами и ноешь по этому поводу — это одно. А другое дело, когда ты что-то пытаешься при этом делать — вязать свитера, печь пирожные, делать украшения.

— И вот такие люди, которые еле сводят концы с концами, наверняка тоже на вас подписаны. Что вы им даете?

— Хотелось бы давать мотивацию. Кстати, я на эту тему еще в инстаграме не писала, но напишу. Понятно, что выше потолка ты не прыгнешь, но ты и не знаешь, где твой потолок. Ты себе поставил потолок и думаешь — все, это мой предел. Но, может, тебе просто кажется, что это потолок?

— Возвращаемся к тому, что вы из маленького городка. Кажется вы себе ставили высокие потолки в детстве...

— Потолки вообще не ставила. Я просто говорила, что хочу другой жизни, что хочу быть актрисой, много путешествовать. У меня не было мысли: «Я хочу стать бизнесвумен и заработать миллион долларов!» Таких целей я себе не ставила.



Моя цель — интересный процесс жизни,
творчества и работы.


— Это как раз то, чего не хватает многим людям: им кажется, что миллион должен просто свалиться на голову. А вы говорите о том, что если жить определенным образом и идти по определенному пути, достигая определенного этапа развития личности, то обязательно придешь в ту точку, где миллион просто встретится...

— Да, это так.


— А был ли момент, когда на пути к мечте вам пришлось что-то преодолеть?

— Самым тяжелым было уехать из маленького города. Когда я поступала, у меня не было никакого блата. В одиннадцатом классе я училась на подготовительных курсах — отправляла задание по почте в Нижегородский иняз, второй по рейтингу языковой вуз в стране. Благодаря этим курсам у меня была возможность сдать экзамен по английскому заранее. Я занималась английским с репетитором и была уверена, что сдам. Но когда я в мае приехала на экзамен, я его завалила, мне поставили два.


— Почему завалили?

— Растерялась. Я написала письменный и села сдавать устный. Передо мной сидели два экзаменатора, а я должна была произнести текст, который только что написала. Я сижу, говорю, а они что-то начинают записывать.


— И на вас не смотрят?

— Не смотрят и записывают. И я поняла, что они записывают мои ошибки. Мне поставили два балла, и я была в шоке. Когда я вышла, меня всю трясло, и я рыдала. Но это был предварительный экзамен, я могла сдавать еще раз в общем потоке через полтора месяца. И когда поняла, что мне не хватает структурированности, четкости в плане грамматики, эти полтора месяца посвятила только грамматике. Я закончила школу с медалью и могла сдавать только один экзамен. Я понимала, что это должен быть английский. Я просто шла ва-банк, занималась только английским, не готовилась к другим предметам вообще.


— И экзаменаторы, принимая экзамен, уже смотрели на вас?

— Да, его принимали те же женщины, и в какой-то момент они подняли на меня голову и сказали: «Молодец!» Меня зачислили в самую сильную группу, и для меня это было личным прорывом, достижением. Потом я ушла, начала работать моделью, актрисой, но все это были дальнейшие шаги. Тот экзамен был именно переходом во взрослую жизнь, инициацией, поэтому я его так запомнила.


— Почему именно он стал инициацией?

— Из-за того, что я испытала жуткий стыд от провала, но смогла его превозмочь и снова прийти к тем же людям и уже получить то, чего я хотела.


— Вернемся к деньгам. Вам уже удалось монетизировать свой инстаграм?

— Удалось, но не в том объеме, как профессиональным блогерам, конечно. Да, у меня много подписчиков, но я все же актриса, а не блогер. И пишу я про разные вещи: про мою жизнь и творчество, про интересные места и события. Коммерческих постов стараюсь делать немного, чтобы не раздражать аудиторию. Конечно, я иногда размещаю рекламу, и в основном это что-то, связанное с красотой, стилем, косметикой и здоровым образом жизни. Но это, конечно, не основной мой заработок.


— А когда вам заказывают рекламу одежды или красоты, вам за нее деньгами платят или одеждой и красотой?

— По-разному: бывает бартер, бывает гонорар, а бывает взаимовыгодное сотрудничество. В инстаграме очень хорошо заходят путешествия, и в этом его приятная сторона для меня. Мне предлагают много путешествий, и я могу куда-то поехать бесплатно или за часть цены и прекрасно провести время. Но рекламу я делаю только искренне, только если мне действительно понравилось. Тогда я советую с удовольствием, и мои советы полезны подписчикам. Я просто открываю для них какой-то мир.


— Значит, основной ваш заработок от актерской работы?

— И да, и нет. Конечно, существуют проекты, где я просто получаю гонорар как актриса. Но поскольку я давно в киноиндустрии, у меня такой комплексный подход к работе: есть проекты, в которых я свожу людей с другими людьми, например, сценариста с режиссером, режиссера с продюсером, дальше это получает одобрение в какой-то кинокомпании. Дальше, когда проект реализуется, и я в нем снимаюсь как актриса, и тоже получаю гонорар, но этот гонорар больше, потому что я нахожусь внутри процесса. Я бы не стала называть себя продюсером, но есть проекты, которые я сама двигаю и получаю таким образом дополнительный заработок, выступая в качестве некого координатора.


— А как вы относитесь к кредитам?

— Положительно. Я понимаю, что процентные ставки у нас в стране довольно высокие, но деньги здесь и сейчас дают возможности. Либо ты сидишь и копишь на эти возможности и получишь их через десять лет. Либо ты берешь кредит и пользуешься возможностью здесь и сейчас. Кредиты меня неоднократно выручали.


— Это была ипотека?

— И ипотека в том числе. И автокредиты. И вообще кредиты на мои цели, например, на ремонт. Кстати, раз мы затронули тему кредитов... Я не исключаю, что могу взять кредит, например, на развитие малого бизнеса. Мои друзья стали для меня примером. Они пошли и взяли кредит на покупку франшизы у компании по организации вегетарианского детокс-питания. Сначала я была обескуражена тем, что они заложили под этот бизнес свою московскую квартиру. Я была удивлена, даже шокирована: «Как вы так рискнули? Как вы решились?» А они сказали, что деньги должны работать, и поэтому мы все сейчас занимаемся этой компанией. Я попробовала их чиа-пудинги и смузи-боулы, и мне они очень понравились. Сейчас я понимаю, что у меня нет времени погружаться в их бизнес-процесс, но тем не менее мне это интересно, и мы договорились, что я стану амбассадором, представителем, лицом их компании. Сейчас я занимаюсь продвижением этой компании, то есть можно сказать, что участвую в этом бизнесе. Вообще, бизнес — это дико интересная вещь, и не исключено, что когда-нибудь я тоже стану бизнесвумен.


ЧУРИНА_004.jpg


— Чем вам понравились эти детокс-продукты?

— Хотя бы тем, что у них продукты высшего качества и они хранятся только семьдесят два часа. У них есть сбыт — эти продукты можно купить в супермаркетах премиум-класса или заказать в интернете. Те, кто в теме здорового питания, полюбили наши продукты. И у меня дома всегда есть свежие продукты этой марки, потому что я их тестирую.


— А если бы вы в бизнесе получали в десять раз больше, чем в творчестве, вы смогли бы оставить творчество?

— Не думаю, что я смогла бы бросить творчество, даже если бы бизнес приносил мне в десятки раз больше. Потому что когда я занимаюсь творчеством, я счастлива, испытываю много разных эмоций, и для меня это важно. И конечно, я ни за что не оставила бы творчество. Может быть, я когда-то буду совмещать творчество и бизнес, но заниматься только бизнесом я не смогла бы.


— Вы сказали, что удивились, когда ваши друзья заложили свою квартиру, чтобы взять кредит на развитие бизнеса? А у вас у самой был опыт с кредитами под залог жилья?

— Да,



нам с мужем пришлось заложить дом,
чтобы доснять первый «Вий»,


который выходил в 2014 году (картина «Тайна печати дракона», в которой Анна снималась с Джеки Чаном и Арнольдом Шварценеггером, считается сиквелом фильма «Вий». — Прим. ред.). Фильм был успешным, поэтому как-то все обошлось. Действительно был такой опыт залога дома. Ощущения, конечно, удивительные. Но, с другой стороны, и у меня, и у супруга есть такой принцип: мы живем здесь и сейчас, нужно работать здесь и сейчас, деньги нужны здесь и сейчас, поэтому и относимся мы к кредитам положительно, потому что «время — деньги». Конечно, это риск. Но если ничего не делать и не рисковать, ничего и не будет. Поэтому я положительно отношусь к кредитам, но не к процентным ставкам, которые предлагают российские банки. В Европе процентные ставки совсем другие, поэтому и народ там чувствует себя как-то более расслабленно, что не помешало бы нам, живущим в каком-то диком стрессе.


— А вы ведете семейный бюджет?

— Стараюсь. Скорее так — я фиксирую наши траты. Экономить, если честно, пока не очень получается, потому что возникают непредвиденные расходы — то надо срочно куда-то ехать, то срочно что-то купить. У нас нет четко ограниченной суммы, за рамки которой мы не выходим.


— И ваш бюджет — общий с мужем?

— Да...


— Какие роли оказались самыми важными для вас?

— В начале карьеры я играла в основном любовниц, жен олигархов, гламурных девиц или журналисток. Вот такой набор у меня был почему-то. Потом, когда я уже приобрела опыт, стала играть учительниц, докторов и сильных женщин. Для меня ролью на сопротивление стала, как ни странно, Эмма Дадли в картине «Тайна печати дракона». Там я играла романтическую, но сильную героиню, которая ради своего любимого преодолевает кучу препятствий, переодевается в мужское платье, освобождает узников, пробирается на корабль, попадает в Китай. Это комедийный и, я бы даже сказала, эксцентричный персонаж. Такого я не играла в своей карьере никогда раньше. И это было круто. Это был из ряда вон выходящий проект. В нем были Шварценеггер и Джеки Чан. И съемки шли так долго, что это стало целой жизнью. Но психологически тяжелые роли у меня тоже были. Например, «Последнее испытание», снятый по мотивам «Норд-Оста». А в фильме «Быть или не быть» я вообще играла сумасшедшую.


— А кого вы сыграли в «Последнем испытании»?

— Одну из заложниц — директора школы. Было психологически тяжело в это погружаться, я посмотрела столько видео об этом, столько прочла.


— И как вы от этой роли отходили?

— Только в молодости ты думаешь, что должен прямо нырнуть в роль с головой. А сейчас я это определяю так — ты должен сконцентрироваться. Но ты концентрируешься в тот момент, когда находишься на съемочной площадке. То есть все истории о том, как артисты сходили с ума, погружаясь в роль, я скорее объясню непрофессионализмом. Так не должно быть, и когда ты в институте учишься, тебе дают технику, как из роли выходить. Естественно, надеваешь на себя роль, подключаешь свою психофизику, но у тебя должна быть и техника выхода. Нам кого только не приходится играть. А если ты играешь маньяка? Что, пойти всех убивать, если ты в роль погрузился? Нет. Надо выходить.


— Джеки Чан — закрытый человек? Шварценеггер действительно железный?

— Ну, может, немножко. Мы снимали в Китае, там у него огромный бизнес. Он фигура заметная, не только как актер и бизнесмен, он и в какой-то степени политик. По крайней мере он поддерживает одну из партий и участвует в государственной жизни. А Арнольд — вообще прекрасный, он приехал в прекрасном расположении духа, прекрасно себя чувствовал, шутил. Гримировался в нашей гримерке, потому что в своем трейлере ему было скучно. Хотя Арнольд серьезный бизнесмен, он всегда сам продюсировал свои проекты. Они оба прекрасные артисты и большие бизнесмены.


— У них огромные гонорары. Неудивительно, что Джеки Чан основал бизнес. Нашим актерам таких денег не платят.

— Да, у наших гонорары не те. Но и я не исключаю для себя когда-нибудь погружение в бизнес. Если возникнет в творческой жизни пауза. Я люблю учиться. Я бы пошла на курсы по бизнесу и управлению. Потому что учеба — это про развитие.


ЧУРИНА_005.jpg


автор: Марина Ахмедова
фото 1-2 и 4-5: Митя Горевой
специально для рубрики «Звездные истории»
фото 3: инстаграм @annachurina


Подготовлено по заказу Министерства финансов Российской Федерации в ходе реализации совместного Проекта Российской Федерации и Международного банка реконструкции и развития «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации» в рамках «Конкурсной поддержки инициатив в области развития финансовой грамотности и защиты прав потребителей.

Связаться с героями и авторами рубрики можно по электронной почте: FingramStars@gmail.com

  • На уровень выше
  • Финансы на каждый день
  • Защита прав потребителей
  • Финансовые калькуляторы
  • Тесты
  • Детям и молодежи о финансах
  • Архив материалов
  • Для участников проекта
  • Для СМИ
  • О проекте