Москва
Ваш город:
Москва
Нет
Да
Для участников проекта Для СМИ

ГЛАФИРА ТАРХАНОВА: «Когда мы ипотеку брали, не планировали выплачивать ее всю жизнь»

ГЛАФИРА ТАРХАНОВА: «Когда мы ипотеку брали, не планировали выплачивать ее всю жизнь»

Звезда сериалов «Ведьма», «Измены», «Громовы», «Александровский сад» актриса Глафира Тарханова — многодетная мама и дипломированный психолог. Как мог бы жить финансово грамотный Достоевский, как говорить с детьми о деньгах, оплачивая ипотеку, и... как капитализировать инстаграм с полумиллионной аудиторией — в эксклюзивном интервью, специально для рубрики «Звездные истории».

Тарханова1.jpg

— Какая ваша роль произвела на вас глубокое психологическое впечатление?

— Это не роль производит впечатление, а личность, которую играешь. Я играла Аполлинарию Суслову — любовницу Достоевского (в фильме «Три женщины Достоевского». — Прим. ред.). Она была вся такая эмансипированная, целеустремленная, получала образование за рубежом. Но трепала нервы Федору Михайловичу. Думаю, многих героинь он писал с нее — Аглаю и, наверное, Настасью Филипповну. Он бедствовал и дописывал роман, за который ему уже заплатили. Приехал к любимой женщине, а она ему: «Ты что, не получал моего письма? Я уже влюбилась в испанца, а он меня бросил». А Достоевский со всем этим справлялся, он ее любил, помнил ее всю жизнь и писал ей письма. Она потом вышла замуж за Розанова, который женился на ней как на любовнице Достоевского. С точки зрения психологии, она — диссонанс, негармоничная личность.


— А если посмотреть с той же точки зрения на Достоевского, то можно сказать, что он сам подсознательно стремился к таким женщинам.

— Конечно-конечно! Думаю, ему нужен был именно такой женский психотип — который бы мучил его.


— А вам играть ее было не противно, не тяжело?

— Мне как раз было интересно. Если мы берем гармоничного человека, у которого все хорошо, то что там показывать? А когда человек с чем-то справляется, трансформируется...


— Бывает так, что вы читаете сценарий и говорите: «Да ну! В жизни такого быть не может»?

— Бывают плохие сценарии, и я вижу, например, что люди в жизни не разговаривают так, как там написано. Тогда мы сами переписываем. Надо разобраться в логике персонажа, и тогда все встанет на свои места.


— И получается у вас эту логику передать зрителю?

— Если логика есть, она будет передана. Так произошло с моей героиней Дашей из сериала «Измены». Я специально сделала ее более глубокой личностью, мне кажется, такой зрителю интересней сопереживать. Хотя на свете существуют душевно глухие люди...


— Вы думаете, душевно глухие люди осознают свою глухоту?

— Они делают выбор. Я знаю совершенно точно: есть героини, которые вызывают сочувствие, и есть героини, которые не вызывают. Я не говорю о том, что мы должны вместе с ней плакать, но какая-то эмпатия же должна возникать.


— А эмпатию можно почувствовать к поверхностному человеку?

— Конечно. И тут дело совсем не в образовании этого человека, а в глубине его чувств и переживаний. Был один проект, он уже отснят, я даже не пошла на пробы туда. Там все героини идут по наклонной. Осознанно идут и получают от этого удовольствие. И не испытывают никакой рефлексии по этому поводу. Все заканчивается плохо. И нам не интересно наблюдать за их движением.


— Может, это просто эмоциональная тупость, наступившая после травмы?

— Но героиня же где-то должна взорваться! Энергия все равно никуда не уходит, и если человек внешне не реагирует на события, всплеск где-то обязательно произойдет. Совсем эмоционально глухих героев не бывает.


— И когда взрывается, вам интересно играть?

— На это интересно смотреть. Если мы вернемся к «Изменам», там муж Аси, когда узнает, что жена ему изменяет, он не бьет, не кричит, не ругается. Этот момент здорово написан. Он ведет себя по-другому, мы не понимаем до конца его логики — что он дальше сделает? И поэтому за ним очень интересно наблюдать. Конечно, ему больно. А если бы ему было фиолетово, он пошел бы, быстро встретил другую и жил бы с ней так, будто ничего не произошло. Если говорить о моих героинях, то они в чем-то похожи, но я стараюсь сделать каждый раз по-разному. Актеры часто выбирают роли, но я не могу себе этого позволить, у меня есть семья, которую надо кормить. Поэтому иногда работа — это прямо творчество, от которого я получаю удовольствие. А иногда это — просто работа, которую я стараюсь выполнить максимально хорошо.


— Когда вы соглашаетесь на роль ради денег, вы заранее понимаете, что не будете вкладываться?

— Я всегда вкладываюсь. Просто бывает обидно, что хорошо сделать не дают. Но так, наверное, в каждой работе бывает... И мне кажется, что вот таких совсем эмоционально тупых героев не бывает.


— А люди такие бывают?

— Люди? Ну это же аномалия определенная. Люди наслаивают, наслаивают на себя травмы, а потом не видят и не слышат.


 

В одной квартире могут жить
отец, мать, сын, и при этом отец
не знает, в каком классе сын учится.


Нормально это? Между ними случился какой-то конфликт, но они не могут разъехаться — у них нет на это денег. Так и продолжают жить — три родных чужих друг другу человека, у которых друг к другу даже ненависти нет.

Тарханова2.jpg

— Это как с Достоевским? Психолог посоветовал бы бросить эту женщину, но читатель закричал бы: «Не бросай! Списывай дальше Аглаю и Настасью Филипповну»?

— Психолог не должен давать таких советов. Думаю, психолог преподнес бы эту проблему так: «Тебе же нравится все это. Ну так прими это и продолжай веселиться с ней. Или откажись от нее. Это твой выбор». Но сам Достоевский этого не осознавал, мне кажется, иначе не проигрывал бы гонорары и не писал потом только для того, чтобы погасить долги.


— Финансово неграмотный Достоевский...

— Да, у него даже на свечки денег не было. И он жаловался Аполлинарии в письмах, что администрация гостиницы отбирает у него огарки, не позволяя дописать очередную главу.


— Вам было бы больно сыграть ту женщину, одну в квартире с мужем и сыном?

— Мне не бывает в профессии больно вообще. И сыграть эту женщину было бы интересно. Мне было бы интересно выявить, чем она тогда живет. Где ее боль? Чем она живет? У нее роман на стороне?


— Почему?

— Потому что мы не животные, которым нужно только поесть, попить, поспать. Нам нужно что-то еще. Даже если она просто смотрит сериал и над ним плачет, значит, ее уже где-то прорывает. А если человека нигде ничего не прорывает, то он просто уходит из этого мира — из-за болезни или как-то иначе.


— Семья, члены которой друг другу опостылели, а продолжают жить на одной территории, — это неправильная модель семьи. Вам действительно было бы только интересно и совсем не больно?

— У многих моих героинь неправильные модели, странные обстоятельства, в которые я сама никогда не попадала. Даша из «Измен» — это вообще не я, совсем.


— А то, что вы часто разматывали психологически эти неправильные модели, играя в них, помогло вам построить правильную модель своей собственной семьи?

— Я в процессе, каждый день решаю какие-то проблемы, в том числе и в своей семье. Но, конечно, в какой-то степени роли тоже влияли. Я многодетная мама, и знаете, сколько импульсов задают мне мои дети. Мне бы с ними разобраться.


— Импульсы хорошие?

— Разноплановые. Недавно у меня были пробы, а утром случился конфликт со старшим сыном. Режиссер мне объясняет: «Там уже тупик, глубокий тупик, и социум против них». И я эту пробу прошла просто — у меня даже голос был как надо сорван. Какими бы психологами мы ни были, иногда мы имеем право срываться, мы — люди, невозможно себя контролировать постоянно. И я думаю, что эти срывы для чего-то нужны. Может, для того, чтобы наши дети видели — мы живые люди.


— Кто ведет семейный бюджет?

— Наверное, я. Не то чтобы у нас была какая-то тетрадь, но основные позиции я в голове держу.


— Что такое быть финансово грамотной мамой четверых детей?

— Ой, очень сложный вопрос. Потому что в данный момент я не нахожусь в состоянии финансовой грамотности.


— Что вас заставляет так думать?

— Прежде всего — у нас с мужем такая профессия. Я работаю в театре, но не могу назвать эту работу своим основным доходом. Другие работы — они все договорные, временные, и ты никогда не понимаешь, сколько ты заработаешь, потому что полгода ты можешь работать, а полгода сидеть без работы. Это самое ужасное в актерской профессии, я поняла это еще ребенком. Мои родители — актеры-кукольники. Они работали на новогодних елках, и после этого мы пировали, но наступал период, когда они занимали на хлеб у меня из моих карманных денег. Такая семья — финансово неграмотная, потому что она не умеет распределять свой доход. Сейчас финансово грамотные люди стремятся к тому, чтобы помимо основной работы были дополнительные доходы, которые они во что-то вкладывают или откладывают. Я даже в инстаграме подписана на бизнесменов, которые объясняют, как они это делают, а я не на таком уровне пока. Тем более меня сейчас из колеи выбил ремонт. Ремонты, как известно, всегда оказываются круче, чем ты полагал вначале.


— Задумав ремонт, вы все-таки сели и просчитали, сколько он может стоить?

— Детальный расчет в этом случае не помогает. Например, если заказываешь плитку не российского производителя, эта цена зависит от курса, тебе никто не скажет, сколько она будет стоить через две недели. Человек разумный это понимает. Начиная ремонт, ты просто идешь на эксперимент и ввязываешься в обстоятельства. Сам себя помещаешь в такую некомфортную ситуацию.


— И квартиру вы купили в ипотеку?

— Мы еще в ипотеке. У нас есть друзья, у которых не было детей, пока они не купили квартиру, машину, дачу. И только потом пошли дети. Но я осознанно выбрала другую позицию. Женское здоровье недолговечно. Мы жили в съемных квартирах. Потом нам помог Малый театр, и мы какое-то время жили в служебной квартире. А переезд у нас буквально сейчас.

Тарханова3.jpg

— Это очень странно, я уже которое интервью у звезд беру для нашей рубрики и почти каждый раз узнаю, что люди, которых страна привыкла видеть по телевизору, живут в стесненных условиях и от зарплаты к зарплате. А вот в сериалах, наоборот, показывают хоромы...

— Наоборот, мне подписчики пишут: «Почему вас так плохо одевают в кадре? Почему так бедно?» А что я могу сделать? Я тоже хочу хорошо выглядеть... Посмотрите мой инстаграм. Я делаю фотосессии специально для него в студии или на природе и выгляжу, как шикарная женщина, с макияжем и ухоженными волосами. Я там в образе актрисы, но иногда у меня появляются просто посты из жизни: я только ресницы подкрасила или даже не подкрасила. Иногда хочется чем-то таким поделиться. Или мне нужно выдать эмоцию — например, я на самолет опоздала. Потому что до этого у меня было шесть перелетов и я перепутала аэропорт. Мне нужен эмоциональный выход. И моя аудитория, кажется, привыкла к этим контрастам, я даю ей понять, что я обычный человек, но при этом у меня есть возможность быть особенной.


— Как вы создаете эмпатию в инстаграме?

— На самом деле, люди приходят на простые вещи, житейские, и на красоту. Я устраиваю специальные фотосессии — это и красивый контент, и полезно для моей основной профессии. Сейчас мало кто делает пробы грима — даже перед проектом. Ты приходишь на съемки, и что на тебя нацепят, в том ты и идешь в кадр. А тут у меня появляется возможность поработать со стилистом. Каждый раз работает новый визажист и новый фотограф. У каждого из них свой взгляд, каждый предлагает свою идею, и я реально примеряю все эти роли, пусть даже только для фотографии.


— Потом на новом проекте вы можете показать какое-нибудь из этих фото и спросить: «Хочется вот так»?

— Да, так это и работает.


— Вам обидно получать отзывы: «Почему так бедно одеты в кадре?»

— Не обидно. Может, эти отзывы и не отражают ситуацию в чистом виде — я же не провожу опрос на миллион человек. Но просто режиссеры тоже бывают разные. Есть режиссеры, живущие очень обеспечено, они даже в метро не спускаются. А я езжу в метро каждый день. Если на проект мало денег, то мы снимаемся в секонд-хенде, и тут может включиться такое: «Все как у моих соседей!» Но иногда хочется чего-то получше. Хочется хотя бы посмотреть, как там у других. Обсудить хотя бы прическу актрисы. Я недавно спорила с режиссером, он нас нарядил так... ему хотелось как в жизни. Но если мы рассчитываем на женщин, которые смотрят телевизор, отдыхая после работы, то им зачем соседи еще и на экране? «Секс в большом городе» почему смотрят? Помимо откровенных разговоров, героини платья каждый день меняют.


— А вы все время были в одном и том же?

— Да, конечно же! Более того, у проекта не было возможностей, и я приносила свое. А мы играли очень богатую семью, типа мы — олигархи. Но олигархи не одеваются в одно и то же. А у нас так было: «Не поместилась в платье? А давай мы в него тебя как-нибудь поместим!» Потому что другого просто нет. Но если оно плохо сидит на богатой женщине, которая может шить себе платья каждый день, кто нам поверит? Масс-маркет хоть как-то спасает, его при помощи аксессуаров можно обыграть. Но если ты видишь на богатой героине платье из масс-маркета и ты знаешь, сколько оно стоит, ты уже ей не веришь: «Ребят, вы что? Я трачу на просмотр свое время...»


— Инстаграм дает вам возможность заработать?

— Не могу сказать, что я прямо так много на нем зарабатываю.


 

Я многим актерам говорю:
«Заводите инстаграм».


На первом курсе в институте нам давали такое задание — каждое утро приносить что-то свое, какие-то мысли. А мы весь день крутились как белка в колесе, некогда было присесть, и вот приходилось вымучивать еще и эти впечатления. «Я шел... я увидел трещинку в камне, и тут мне представилось...» Но вдруг, когда ты это начинаешь писать, ты вдруг чувствуешь, что реально начинаешь включаться в эту трещинку, создавать событие, и вот день прожит уже не зря. Ты не пролетел этот день, и день не пролетел, как все в нашей жизни пролетает. Ты сел и задумался — трещинка, она ведь уникальна, потому что нет ни одной точно такой же. Или цветок... Я люблю цветы. Поэтому они есть у меня в инстаграме. Для кого-то это пошловато, ну а я не могу пройти мимо сирени. Почему бы не сфотографировать и не поделиться? Может, кому-то передастся ее аромат. А кто-то из подписчиков живет на севере Сибири, и эта сирень распустится у них, дай бог, в конце лета. Почему бы не передать аромат, энергию? В нашем театре у меня больше всех подписчиков, потому что только я инстаграмом серьезно занимаюсь. Но мы все равно — дети советского режима, а там нельзя было выделяться. Надо быть скромней, это же театр!

1111.png

— Неужели у актеров это так? Актеры ведь привыкли жить напоказ?

— Можете себе представить, чтобы Евстигнеев делал селфи? Это совсем другой уровень. Для мастодонтов это все кажется ерундой. А для меня инстаграм не ерунда. Я считаю его частью своей профессии. Или вот тусовки... Меня мама воспитала интеллигентным человеком, и для меня было дикостью на тусовках подходить и знакомиться с чужими людьми. Я вообще долго перехожу на ты. Это такой опыт некомфортный для меня. Мне казалось, что там люди как бы рады друг друга видеть, а потом за глаза обсуждают, кто во что одет. Но сейчас я уже набралась опыта, и мне приятно встречать людей, которых давно не видела, обмениваться с ними какими-то словами. Это прикольно — хотя бы здесь встретиться, мы же в гости друг к другу не ходим. При этом все нарядные и красивые, ты с радостью отмечаешь в инстаграме этого человека, а он отмечает тебя, и всем хорошо.


— И количество подписчиков у всех растет.

— Ну естественно. Но не в этом цель. Если у тебя настоящий всплеск эмоций, то почему бы им не поделиться с подписчиками тоже?


— Значит, основной плюс инстаграма для вас в том, что он освобождает вас от оплаты фотографов и визажистов?

— Я могу заплатить, если меня нужно куда-то срочно собрать. Или каким-то другим образом договориться. Но можно пригласить нового человека и понять, что он просто не твой человек. Тогда ты просто не будешь с ним больше работать. На съемке все происходит быстро, и надо быстро сблизить ваши «ты-вы». Вот недавно меня снимал один молодой человек, он так и выкал мне до конца, хотя я уже перешла на «ты». Я раньше тоже так делала. При этом под конец мы уже так торопились, что не было времени на вот это: «А давайте чай сначала попьем?»


— И вы не будете его больше приглашать?

— Почему? Буду. У нас в результате получилась отличная съемка. Хотя нам долго не разрешали снимать. Я ходила как расфуфыренная кукла по центру Москвы, и то в одном помещении нельзя было снимать, то в другом. И так забавно — видимо, это и должно было произойти, — мы выходим из переулка в Китай-городе и встречаем моих родителей. Я не знала, что они именно в тот день идут именно в то место, откуда нас только что выгнали. Я такая: «Привет, мама!» Ну раз я нарядная и они нарядные, мы сделали селфи. Запечатлели мгновения. И может, ради этого мгновения и стоило все это со съемкой пережить.


— Инстаграм для мамы четверых детей — хорошее подспорье?

— Конечно. Разные времена бывают. Реклама не является моей целью, но когда есть поддержка даже в том же ремонте, это хорошо. Если люди немножко в теме, то они понимают, почему появляется реклама.


— Ведение соцсетей с большим количеством подписчиков — это работа...

— Это работа! Она требует сил и времени.


— А селфи, например?

— На «Кинотавре» ты идешь по красной дорожке, все на тебя смотрят, а ты вдруг начинаешь снимать себя и как бы говоришь всем собравшимся людям: «Да мне на вас вообще фиолетово, сейчас я сам себе важен». Но с другой стороны, в Каннах все делают так же. С какой-то этической точки зрения это неуважение к людям, но с точки зрения инстаграма — это крутая история для поста. И тут происходит конфликт понятий. Сейчас уже проще начали относиться к тому, что на поклоны выходят с телефоном. Хотя ты выходишь к зрителю, делаешь селфи, и кажется, что ты в этот момент не с ними. Но Павел Воля, например, выкладывает много селфи, где он с залом, он объединяет селфи и зал. Люди понимают, что они сейчас еще попадут в его инстаграм, и им это нравится. Мне многие мои друзья говорят: «Вот если бы ты выкладывала своих детей, то у тебя бы уже все было еще лучше, „я-же-мать“ — очень хорошо заходит».


— Но у вас есть много чего другого, кроме того что вы мать. Роль я-же-матери отрабатывают те, у кого нет других ролей.

— У нас с мужем такая позиция — детей не выкладывать. Но если бы я выкладывала, это происходило бы в какой-то иной качественной форме.


— То есть вы сами ведете инстаграм?

— Да. У меня есть человек, который занимается договорными отношениями, но контент создаю только я.


 

Даже моя мама
подписана на мой инстаграм.


— А я прошу своих родителей не читать мои соцсети. То, что я там пишу, может заставить их волноваться.

— А это знаете откуда? Когда родители скрывают свои проблемы от детей, потом дети скрывают свои проблемы от родителей. В советское время в нашей семье было так: «У нас будут деньги... Завтра мы все купим».

Тарханова5.jpg

— А вы можете сказать своим детям, что денег нет?

— Говорю регулярно: «Мы не можем себе этого позволить». В какой-то момент я пришла к измерению денег диванами — «эта игрушка стоит как полдивана...». И ребенок сразу все понимает. Или использую в качестве образа пенсию: «Это несколько пенсий твоей бабушки... Она в месяц получает ту сумму, на которую ты хочешь купить себе игрушку». Это не значит, что мы вообще не покупаем игрушек, в том числе дорогих. Дорогие бывают на день рождения и Новый год. Тогда можно просить в подарок что-то действительно дорогое, но если ребенок хочет дорогих игрушек постоянно, то — нет!


— Четыре дня рождения и четыре подарка на Новый год, итого восемь дорогих игрушек в год. Немало.

— Я готовлюсь к праздникам заранее. Но тут возникает другая проблема — непредсказуемость, особенно старшего сына. Ты можешь по своей финансовой грамотности что-то рассчитать, а человек тебе говорит: «Я передумал. У меня теперь другие желания». И ты понимаешь, что ты со своими заготовками совсем не вписываешься в его картину мира.


— И вы тогда меняете свои заготовки?

— Действую по ситуации. Признавая, что человек уже имеет свое мнение. Но есть и другая сторона — ответственность. Сын захотел поехать к бабушке с дедушкой. Папа подстраивает свой выходной под то, чтобы везти его к ним. Дедушка отпрашивается с работы. Происходит цепочка действий, и тут ребенок говорит: «А я не поеду к бабушке с дедушкой. Я передумал и в каникулы буду гулять во дворе». «Подожди... трое взрослых подстроили свои планы под тебя. И поездку уже нельзя отменять. Это уже взрослая жизнь».


— Давайте вернемся к инстаграму. Вы свой почему завели? Увидели, что кому-то он приносит пользу?

— Это пошло со времен «Танцев со звездами». Я поняла, что мне людей негде благодарить. Не секрет, что люди на мероприятия с красной дорожкой платья не покупают. А у меня в один момент было сразу три мероприятия и одно платье. Я поменяла аксессуары и пошла в одном платье в три разных места. У меня просто не было денег на другое платье. И что мне делать? Взять платье у подруги? Но я же с подругами не из-за платьев дружу. Да, бывает, что дизайнер тебя очень любит и он даст тебе платье, но ему за это реально нечего дать. И я тогда поняла, что есть некая платформа, на которой и людям можно сделать приятно, и всем будет хорошо. Я взяла платье, пошла в нем на мероприятие, отдала, поблагодарила за платье дизайнера в инстаграме... Но видите, как это теперь красиво называется — финансовой грамотностью. А раньше это называлось расчетом, и сам расчет считался неприличным...


— Но что по-вашему такое финансовая грамотность?

— Это когда люди распределяют свой доход так, чтобы точно понимать, сколько пойдет на то, а сколько — на это. Сколько на продукты, а сколько оставить сверху — на шик или просто на дальнейший прирост финансов. Но многие просто выживают от зарплаты до зарплаты, и о приросте говорить не приходится. А тут еще в школу надо сдать — на то и на это. И сдать непременно в этом месяце. А ты не рассчитывал на то, что тебе придется потратить такую сумму, которую родительский комитет решил собирать. У меня есть подруга, которая живет только на зарплату. Я всегда этому удивляюсь и повторяю: «Надо что-то делать!»


— А что, например?

— Заняться инстаграмом. Подруга тоже актриса. Я подписана на несколько девочек-школьниц, которые просто живут в деревне, но делают крутой контент. У них есть талант и желание. «Поэтому и ты попробуй, начни», —говорю я ей. Инстаграм — уникальная платформа, в том плане что она доступна каждому. Я же не предлагаю выкладывать обнаженку или «я-же-мать».


 

Я предлагаю просто
начать искать свое.


Да, это занимает время, загружает мозг, но дальше ты начинаешь ориентироваться во всем этом, а это уже деятельность, а не сидение на одном месте. Я смотрю на этих девочек из деревни в инстаграме — они уже стилистов в Москве себе нанимают и зарабатывают они за один пост больше, чем вся их деревня вместе взятая в месяц. Я тут недавно в такси ехала, и меня вообще переклинило, навигатор озвучивает Туся из инстаграма — «поворотик направо, поворотик налево...». Представляете, какой это контракт? И не Михаила Ефремова, например, пригласили, а Тусю... Бывает, что и на мероприятиях организаторы перемешают блогеров с заслуженными артистам.

Тарханова6.jpg

— Вам не обидно смешиваться с блогерами? Вы овладевали актерской профессией, работали в кино, шли к славе. И вдруг оказались в соседнем кресле с блогером, который ничего этого не делал.

— Нет, не обидно. Например, многие не признают, что подписаны на Бузову. А я на нее подписана. Мне интересно, что она делает и каких масштабов все это достигнет. Мне далеко не все у нее нравится, но я наблюдаю. И вот как-то она приехала на вечернику модного журнала. И ее появление стало настоящим шухером. Причем не она этот шухер создавала. Его создавали фотографы, они понимали, что она потом может взять их фото и выложить в инстаграм, или их фото купят в фотобанке. В любом случае за фото человек может получить какие-то дивиденды. Я к этому нормально отношусь. Ты можешь быть заслуженным артистом, но при этом у тебя двадцать тысяч подписчиков, а у блогера — миллион, целый город.


— Ипотека когда-нибудь ощущалась вами как кабала?

— Кто-то говорит, что ипотека — неполезная штука, потому что вообще это давление, которое опускает тебя вниз. По моим планам, мы должны были ипотеку раньше выплатить. Когда мы ипотеку брали, не планировали выплачивать ее всю жизнь. У меня одни знакомые двадцать лет уже выплачивают. Но, с другой стороны, они живут в своей квартире. Та же подружка, о которой я говорила, тоже выплачивает ипотеку. Но мне кажется, что я уже не ощущаю давления. Большая часть отдана. Но мы будем отмечать тот день, когда погасим ипотеку полностью. Надеюсь, этот день настанет скоро.


— Вы не пожалели, что взяли ипотеку?

— Нет, конечно. В августе будет четыре года, как мы выплачиваем. Брали на восемнадцать лет. К августу, надеюсь, все отдадим.


— Вы пользуетесь льготами для многодетных семей?

— Да. Льготная парковка — это шикардос. Я, правда, сейчас без машины, но когда машина была, я могла парковаться в центре. Сегодня я ездила на электричке бесплатно. И метро для меня бесплатное. Когда наступают тяжелые финансовые времена, ты понимаешь — это так круто, что дети ездят в метро бесплатно.


— Вы берете кредиты на вещи?

— Нет. Просто на вещи — никогда. У нас только ипотека.


— Какой процент вашего бюджета уходит на детей?

— Ну это сложный вопрос. Ответ на него — из серии моей финансовой безграмотности. На самом деле вы сейчас берете интервью у человека достаточно публичного, но публичность же не значит, что я финансово грамотна. Люди будут читать, для них важно мое мнение. Но я актриса. Я не эталон в воспитании детей.


— Будь вы великим финансистом, с вами было бы неинтересно о финансовой грамотности говорить...

— Я даже боюсь отвечать на вопрос, сколько я реально трачу на детей. Есть люди, которые профессионально скрупулезно занимаются расчетами. А есть такие, как мой дедушка, который грамотно свою пенсию распределял — ездил за маслом в другой район, там оно было дешевле, и тогда у него все сходилось. Но это совсем другая история. Мама моего мужа тоже ведет тетрадь финансового учета, но она бывший бухгалтер. У нее — тетрадь, и, может, благодаря ей она что-то себе покупает. Родители мужа даже помогли нам с ипотекой — отложили сумму, не знаю, из каких резервов. Для нас это было шоком. Но думаю, это стало возможным благодаря финансовой грамотности.


— Грамотности или жесткой экономии, когда им приходилось во многом себе отказывать ради вашей ипотеки?

— Но мы об этом не просили. И наверное, сделать так для них чем-то было важным.


— То есть эмоциональная польза значительно перекрыла финансовую?

— Думаю, да. Но я считаю, что в нашем возрасте дети должны помогать родителям, а не наоборот. Есть разные семьи, где-то родители помогают детям финансово, в каких-то дети содержат родителей. В этом вопросе я категорична. Я росла в небогатой семье и никогда не рассчитывала на помощь родителей. А недавно ехала в такси, и таксист мне рассказал свою историю — он ездил, возил, мотался по работе и в результате купил себе двушку. У него двое детей. И теперь сын ему заявляет: «Разменяй квартиру и отдай мне мою часть». Это вопрос воспитания. Но это и история блудного сына. Там соль в том, что сын просил отца отдать ему наследство раньше, он не хотел ждать, когда тот умрет. «Отдай мне мое сейчас», — просил он. С точки зрения теории он, может, и прав. Но там есть и душевный аспект, не финансовый. И с точки зрения этого аспекта сын был неправ.


— Снова в денежные отношения вмешивается психология...

— Да, потому что финансы не очень дружат с душевностью.

Тарханова7.jpg


автор: Марина Ахмедова
фото, кроме фото в сирени: Ольга Филонова
фото в сирени: @glafiratarhanova ,
специально для рубрики «Звездные истории»




Подготовлено по заказу Министерства финансов Российской Федерации в ходе реализации совместного Проекта Российской Федерации и Международного банка реконструкции и развития «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации» в рамках «Конкурсной поддержки инициатив в области развития финансовой грамотности и защиты прав потребителей.

Связаться с героями и авторами рубрики можно по электронной почте: FingramStars@gmail.com

  • На уровень выше
  • Финансы на каждый день
  • Защита прав потребителей
  • Финансовые калькуляторы
  • Тесты
  • Детям и молодежи о финансах
  • Архив материалов
  • Для участников проекта
  • Для СМИ
  • О проекте